Визит Павла Лиманского в Бельгию и Люксембург
Второй рабочий день в Брюселе - 17 апреля, вторник
 
Уважаемые читатели!
 
Вот подошёл второй день моего пребывания в Брюсселе. Проснувшись в 7.00 утра и позавтракав в отеле, я по договорённости с Мартином Демировским (Martin Demirovski) стал собираться для посещения Европарламента. Я обдумывал как мне одеться, какой именно костюм одеть - чёрный или светлый, какой галстук, какие туфли, поскольку я не знал в точности как будет проходить моё посещение Европарламента. Поэтому я старался предусмотреть всё до мелочей.
 
При проверке оборудования, которое я тестирую каждое утро я обнаружил, что на мой телефон никто не звонил, хотя должны были позвонить, так как я раздал его многим свои знакомым в Брюсселе, включая европарламентариев. Отсутствие звонков я объяснял скупостью проживающих здесь людей. Всё-же я решил проверить телефонную связь и позвонил из своего номера на собственный брюссельский мобильный, но он не отвечал. Собравшись в Европарламент я решил зайти в кампанию, продавшую мне сим-карту за 70 евро (около 3 тысяч рублей). В оффисе кампании я попросил разрешить проблему, на что мне сказали, что это не их вина, По их мнению, проблема в том, что, якобы, мой телефон Нокия 76-10 запрограммирован для работы в России и входящие звонки блокируются не ими. Мне предложили купить у них новый сотовый телефон за150 евро. Получается так, что я могу звонить куда хочу, тратя по 50 евро за минуту, а мне никто не может позвонить. Глядя на их лица я понял, что они лгут. Видя мой паспорт они поняли, что я турист из России и,
наверное, побоялись, что мне будут звонить, а я не оплачу эти разговоры. Не знаю чего они там боятся, но из-за них замедлилась моя работа.
Я не получил ни одного звонка, хотя сам при этом могу звонить. Придётся мне с этим смириться, но более не связываться с кампанией Проксимус. Ладно!
 
Один из входов в Европарламент
Один из входов в Европарламент
 
Попортив себе нервы, я в назначенное время к 11.00 утра прибыл к зданию Европарламента и вошёл в аккредитационный центр, где представился и объяснил цель своего визита, попросив позвать Мартина Демировского. Меня обыскали и попросили подождать 25 минут.
<>Я  присел под флагами стран - участников этой организации, и как бы невзначай вытащил наш ромский флаг, раскрыл его и предложил охраннику временно повесить наш флаг вместе с другими флагами для фотосъемки. Охранник после долгих приреканий сделал это. Я сфотографировался с ним. При этом все работники аккредитационного центра сбежались посмотреть на это зрелище.
 
Мартин Демировский - ассистент евродепутата г-жи Эльс де Гроен
 
Мартин Демировский - ассистент евродепутата г-жи Эльс де Гроен
 
Наконец подошёл Мартин. Он оказался среднего роста, одет был в джинсы, с ним был Дэвид Марк - ассистент Виктории Мохачи. Они помогли мне оформить пропуск на одно посещение здания Европарламента для встречи с ними. Пройдя в здание они повели меня на второй этаж в небольшое кафе, где Мартин угощал нас кофе и булочками. Усевшись за стол, они попросили меня рассказать о себе, что я и сделал в то время, когда они пили кофе и ели булочки. Я же специально не дотронулся до кофе. Видя по их поведению, особенно Мартина, с которым я вчера говорил по телефону и который был так любезен со мной вчера, что сегодня его как-будто подменили. Видать он и Дэвид с кем-то созвонились и были проинструктированы как со мной вести. Они ответили мне, что ни Ливии Ярока, ни Виктории Мохачи в своих оффисах сегодня не будет и что сами они не намерены терять со мной времени свыше двадцати минут. Я согласился с этим и после этого передал им небольшие подарки: каждому по подкове на веревочке - на счастье, также передал сувенир для Виктории - подкову, а для Ливии - матрёшку, поскольку она ожидает ребенка. И я пожелал, чтобы у Ливии будет столько детей, сколько матрёшек внутри этой матрешки.  Надеюсь, что они передадут женщинам эти подарки!
 
Дэвид Марк - ассистент евродепутата Виктории Мохачи, цыганки из Венгрии
Дэвид Марк - ассистент евродепутата Виктории Мохачи, цыганки из Венгрии
 
Говорили мы на европейском ромском диалекте. Поэтому сидевший рядом Дэвид, мало понимающий его, больше молчал, а Мартин сказал следующее: "Мы не хотим видеть цыганских лидеров из России, просящих деньги в Европарламенте, или где-либо ещё в Европе. <>Мы знаем, что в России есть много богатых цыган. Так пусть они сами и помогают рома. А если вы хотите работать в Европе, то соберите своих богачей, привезите их ко мне, тогда я организую в здании Европарламента конференцию и расскажу, что им надо делать, как заработать и пкак омочь ромскому политическому движению в Европе". Я сказал ему, что попробую организовать делегацию из состоятельных ромэн, но сможет ли он выслать им приглашения на посещение Бельгии и помочь с визой. Мартин пообещал сделать это.
 
Допив кофе и толком не успев ни о чём поговорить, они сослались на то, что у них нет времени для разговоров с туристами, имея ввиду меня, поскольку я сказал им, что приехал в Бельгию по туристической визе. Они стали намекать, что им нужно идти на важную встречу. Я попросил показать мне кабинеты Виктории и Ливии, сделав при этом совместное фото, но они стали ссылаться, что в здании Европарламента видео- и фотосъёмка запрещена. Я предложил им сделать это втайне, но они долго отказывались. Пришлось мне сделать это без их согласия. Выведя меня из здания парламента они холодно попрощались и ушли, оставив меня на ступенях. Но меня всё это не устраивало. Я решил сам посетить Европарламент, без чьей либо помощи, благо, что у меня был альтернативный план. 
 
В одном из залов заседаний Европарламента - 17 апреля 2007 г.
В одном из залов заседаний Европарламента - 17 апреля 2007 г.
 
Сперва я зашел в информационный оффис Европарламента, где на всех языках государств-членов Европейского Союза есть разного рода документы. Я взял буклет с фамилиями и данными всех депутатов Европарламента и много разного рода документов, карт и схем. И так как я был одет, как оказалось, правильно, поскольку почти все люди, находящиеся в этом здании были в темных костюмах, а охрана была в ещё более темных костюмах, то выделялся среди всех и при этом имел вид заправского депутата Европарламента, да ещё и со значком Европейского ромского форума и знаком ООН в петлице. Не буду раскрывать профессиональных секретов, но мне удалось снова пройти в здание, найти там главный зал заседаний, где как раз обсуждались вопросы воспитания детей. Под трибуной лежало много детских вещей, а в зале были депутаты, занимающиеся этим вопросом. Читались доклады по указанной теме. Я оказался сидящим на балконе как раз напротив президиума. Депутаты, среди которых обязательно должны были быть также занимающиеся этой темой Ливия с Викторией, сидели в зале полукругом. К моему удивлению, одна ракли начала читать доклад о ромских детях и их проблемах. Я внимательно слушал и мне захотелось поддержать её. Поскольку я сидел в первом ряду, то вытащил достаточно большой флаг нашей организации и развесил его на балконе так,
чтобы он был виден всем. Флаг провисел около двадцати минут, пока депутаты не оглядываться, показывая пальцами на него и при этом перешёптываться. Заметила флаг и охрана, которая поспешила ко мне, но я смог уйти от них, и пока они искали меня на балконе, я прошел
в зал, где продолжалось это заседание, посидел там, словно был депутатом, и когда закончился доклад вышел из здания Европарламента.
В этот день, впервые в истории флаг российских цыган висел в одном из залов Европарламента наравне с флагами других государств.
 
Флаг российских цыган
Флаг российских цыган
 
Жаль что ромских депутатов и их помощников не было на таком важном заседании, рассматривавшем вопрос о сегрегации цыганских детей в образовательных учреждениях. Оказывается у ромских депутатов и их помощников нет времени не только на встречи с их российскими коллегами, но и посещать парламентские слушания по касающимся их народа темам. И очень жаль!
 
После выхода из здания я позвонил Татьяне Жданок - депутату Европарламента из Латвии, и попросил её о встрече. Она также сослалась, что сегодня занята, но завтра сможет встретится со мной в здании Европарламента в 11.00 утра. Я согласился о встрече.
 
   Далее я поехал в оффис организации, занимающейся защитой людей, которые сами защищают права человека. Эта организация называется Front Line. В ней я также состою. Это посещение необходимо мне самому, поскольку я часто выступаю в защиту цыган, и в связи с этим мне постоянно угрожают. Также угрожают и тем адвокатам, которых мы вместе с Европейским центром по правам цыган предоставляем потерпевшим цыганам. Такая форма защиты нам очень важна, поскольку в России её ещё нет. Также эта организация является грантодающей.
О предоставлении ею грантов сморите на сайте www.frontlinedefenders.org.
 
Павел Лиманский на встрече с Винсентом Форестом, руководителем брюссельского отделения Frontline
Павел Лиманский на встрече с Винсентом Форестом, руководителем брюссельского отделения Frontline
 
   Я с легкостью нашел новый оффис Front Line в Брюсселе, где меня встретил, если не изменят память, Винсент Форест (Vincent Forest) - руководитель представительства этой организации в Брюсселе. Я снял на видео весь оффис, где провёл переговоры, предварительно оформив все это под нашими флагами. Это единственное место в Брюсселе, где меня бесплатно угостили горячим чаем и маленькой булочкой. Как раз в это время в оффис организации пришла пресс-секретарь местного представительства ООН, гражданка Ирландии, с которой мы познакомились и которая обещала сотрудничество.
 
На встрече с пресс-секретарём представительства ООН в Брюсселе
 
На встрече с пресс-секретарём представительства ООН в Брюсселе
 
Обсудив рабочие вопросы, я поехал к себе в гостиницу писать эту статью. По дороге я встретил много ромэн, которые моментально узнавали во мне своего, подходили и рассказывали о проблемах, просили денег. Конечно приходилось давать, особенно детям, одна из цыганок хотела меня, честно сказать, почистить, но все остальные вступились за меня. Было приятно потом, когда эта женщина с дочерью попросила прощение и я дал девочке денег.
 
Одна из незабываемых встреч с рома в Брюсселе
Одна из незабываемых встреч с рома в Брюсселе
 
Я раздавал им визитки, рассказывал как ими можно воспользоваться, защищаясь от полиции. Например, отвечая на вопрос местного полицейского "Зачем приехал?", сказать, что приехал к лидеру цыган для решения цыганского вопроса в Румынии или Югославии, показав при этом визитку. Они быстро сообразив что к чему набрали визитки для себя и для своих семей. Также я сказал, что собираюсь открыть в Брюсселе Романо Центр, куда можно будет обращаться и им. Они пожаловались, что ночуют в телефонных будках и что им негде и не на что жить. Я пообещал, что как только открою центр, то оставлю место для палаток. Пусть приходят ночевать в наш центр.
Они были рады и желали мне на ромском очень много хорошего. 
 
Наконец, добравшись в свой номер, я пишу эти строки и если Интернет не подведет отправляю их вам.
 
С уважением ко всем,
Павел Лиманский.
limpavel@yandex.ru


Примечание редактора: Имея опыт знакомства с упомянутыми в репортаже сотрудниками Европарламента и неоднократно бывая по делам в самом Европарламенте, я, с одной стороны, не удивился изменениям в настроении Мартина Демировского ..., с другой же стороны, очень даже удивился тому, что кто-то считает, будто в этом здании нельзя фотографировать ... Лично я сделал там уйму фотосъёмок, на виду у всех, во время различных деловых встреч и конференций, начиная с декабря 2005 г. Фото одного из входов Европарламент в самом начале этой статьи было сделано лично мной, во время одной из поездок в Брюссель ... на виду у охраны, коллег и других посетителей. И никто при этом мне ничего запретительного не говорил. Но только сейчас из рассказа Павла я узнаю, что "в здании Европарламента видео- и фотосъёмка запрещена". Сногсшибательнейшая новость однако и чудеса в евро-решете!
 
В. Новосельский

Возвратиться к Статьям - Верх этой страницы - Следующий день