Русская диаспора в Парагвае

Валерий Новосельский


Только по официальным данным в Парагвае проживает 10 тысяч русских

     "...Я мечтал об одном: в море продажного разврата и растления я надеялся найти горсть героев, способных сохранить и взрастить те качества, которыми создавалась и стояла Россия. Я верил, что эта закваска, когда свершится полнота времен, когда успокоится взбаламученное море революции, сохранит в себе здоровые начала для будущего. Если нельзя было спасти Россию, можно было спасти ее честь". Русский генерал Иван Тимофеевич Беляев (1875—1957) – главный военный советник парагвайской армии.  
    
     Когда вы, сойдя в Буэнос-Айресе с трапа рейсового самолета "Аэрофлота" и пройдя все формальности, входите в зал прилета, вам бросается в глаза, что многие встречающие говорят по-русски и держат над головой плакатики с текстами на нашем языке. Так происходит первое знакомство с русскими в Латинской Америке. Под ними здесь понимаются либо "чисто" русские люди, или же те, кто себя ими считает. Только по официальным данным, на начало 90-х гг. в Аргентине проживали 50 тыс., в Бразилии - 60 тыс., в Парагвае - 10 тыс. русских. Откуда же появилась эта достаточно крупная национальная прослойка в Южной Америке? Для этого надо заглянуть в далекое прошлое.

    Начиная с последней четверти XIX века в Латинскую Америку из России, сначала из царской, потом из советской страны, ехали в поисках лучшей жизни, спасения или из-за несогласия с властями. То были поляки и немцы, украинцы и армяне, русские и евреи. В Аргентине, близкой по природным условиям к Южной России, задавала тон трудовая иммиграция россиян, связанная с крестьянами-переселенцами. А в Парагвае основу составляла российская политическая эмиграция. Дипломатических отношений между СССР и Парагваем не было, и до распада СССР въезд в эту страну свыше 30 лет вообще был закрыт для любого "совьетико". Все, что можно было прочитать о Парагвае в прессе, – это о репрессиях фашистского режима Альфредо Стресснера против местных коммунистов и расправах над индейцами. Полный спектр жизни страны был скрыт и мало кому ведом.

     В 1989 году мрачная эпоха Стресснера завершилась падением его режима, и в Парагвае началась демократизация общества.

    Парагвай доныне ощущает последствия войны 1864-1870 гг. с Бразилией, Аргентиной и Уругваем, поддержанных Англией и Францией. В ней погибло свыше 4/5 населения страны, почти все мужчины (включая стариков, детей и инвалидов), страна потеряла тогда свыше 150 тысяч квадратных метров территории. Еще в те годы тяжкая судьба парагвайцев взволновала многих русских. Бывший адъютант А.В.Суворова Л.Ф.Трефурт первым стал собирать в России материалы о Парагвае, а его правнук Иван Беляев, роясь в бумагах прадедовского архива, был поражен героической историей парагвайского народа. И именно ему, врангелевскому генералу Ивану Беляеву судьба предназначила потом проложить дорогу в Парагвай многим российским изгнанникам.

    Это произошло после того, как летом 1932 г. между Парагваем и Боливией вспыхнула война за спорную смежную территорию Чако, богатую нефтью. Как раз в те горячие дни начали прибывать в Парагвай русские, которые стали основой качественно иной, чем в других странах, русской колонии мигрантов, хотя русские, украинские, молдавские и белорусские крестьяне и немцы Поволжья обживали местную землю еще с XIX века. Обращение Беляева к русским белым офицерам, оказавшимся вдали от родины, с призывом перебраться в Парагвай нашло отклик. Парагвай предстал перед ними незаслуженно гонимым, ведшим справедливую войну.

    Вести военные действия эти русские еще не разучились. Боливийская армия формировалась по прусскому образцу, парагвайские же вооруженные силы ориентировались на Англию, союзную прежней России. Наконец, российским монархистам импонировал тот факт, что в Парагвае очень ценилась во внутренней политике "твердая рука". И рядом с Беляевым на защиту новой родины встали многие другие выходцы с России. Среди них – капитан Степан Высоколян, награжденный орденами св. Станислава, св. Анны и св. Владимира за заслуги в Первой мировой войне. В ходе боевых действий в Чако он проявил себя так ярко, что к концу войны был уже начальником штаба одной из парагвайских дивизий, быстро прошедшим звания майора, подполковника, полковника, бригадного генерала, затем стал командующим всей парагвайской артиллерией. Ему первому из иностранцев в истории страны был присвоен высокий чин генерала армии.

      Полковники Николай и Сергей Эрн строили фортификации, причем первый тоже стал парагвайским генералом.

    Майор Николай Корсаков, обучая военному делу свой кавалерийский полк, перевел для него на испанский язык песни русских конников. Юрий Бутлеров (потомок выдающегося химика, академика Ю.М. Бутлерова), майор Николай Чирков, капитан 1-го ранга Всеволод Канонников и многие другие тоже стали героями войны в Чако. Шестеро русских офицеров сложили там головы на поле брани.

    Окончание в 1935 г. войны, не принесшей победы боливийцам, явилось началом новой жизни русской колонии. Теперь слово "русский" звучало в Парагвае по-иному. Отблеск славы отважных воинов осветил жизнь всех их сограждан, тоже иммигрантов. Многие русские привнесли в Парагвай элементы образованности, высокой культуры, науки. Их усилиями в Университете Асунсьона, например, был создан инженерный факультет, велась подготовка технических кадров. Русские основали в Парагвае и математическую школу. Дорожное хозяйство республики, система электроснабжения, школы хореографии и вокала организованы в Парагвае были тоже усилиями россиян.

      В Асунсьоне ряд улиц носит русские имена: Команданте Саласкин, Команданте Беляев, Команданте Канонников, Офисьеро Серебряков. На карте Асунсьона значится улица России. А на западе страны есть Фортин-Серебряков. Там же стоит памятник русскому генералу Ивану Беляеву.

     В годы Великой Отечественной войны русская диаспора в Парагвае участвовала в движении солидарности с СССР. После захвата власти коммунистами в Китае в 1949 г. в Парагвай прибыла новая миграционная волна русских переселенцев. Члены этой миграционной волны становились фабричными рабочими, конторскими служащими, преподавателями. Сегодня же русские мигранты в Парагвае объединяются в Ассоциацию АРИДЕП. Ее основатель – потомок казаков Николай Ермаков. В настоящее время ассоциация объединяет свыше 40 русских общин страны. Информационная связь между ними осуществляется главным образом, через "Нашу страну", газету русскоязычной диаспоры в Аргентине.

    К сожалению, среди соотечественников, укоренившихся в Парагвае, так и не нашлось энтузиаста, который взялся бы за написание объективной, тщательно документированной истории русской колонии. Уходят в небытие старики, теряются или ветшают материальные свидетельства о прошлом, ослабевает связь поколений, а молодежь и вовсе не владеет языком своих предков. Интерес к жизни в современной России тем не менее сохраняется у представителей всех "волн" эмиграции. Информация поступает обильная: через спутниковое телевидение, Интернет, российские подписные издания и, наконец, живьем – от гостей из России, которые прибывают в загадочный, прежде недоступный для "совьетикос" Парагвай все чаще.

Русские Православные храмы в Парагвае:
Церковь Покрова Святой Девы Nuestra Señora de la Asunción 1143 Asunción; Paraguay. Телефоны: (595-21) 44-5708 (Церковь); (541) 768-5476 Факс: (541) 768-5476 Администратор прихода: Сергио Коленко. Служения проводятся только, когда присутствует священник, каждые 2-3 месяца. Священник Владимиро Шленёв Телефон: (5411) 4768-5476
Церковь Святого Николая
General Artigas 194 (Ex Carlos A. Lopez) Encarnacion Paraguay. Ежемесячные служения. Священник Валентин Ивашевич. Телефон: (5411) 4361-4274.
 
Тематическую статью на основе уже существующих в интернете публикаций составил Валерий Новосельский
По материалам сайта "Соотечественники"

Возвратиться на Домашнюю Страницу - Статьи - Начало этой статьи